Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав. Праздник Светлого Христова Воскресения, Пасха, - главное событие года для православных христиан и самый большой православный праздник. Слово "Пасха" пришло к нам из греческого языка и означает "прехождение", "избавление". В этот день мы торжествуем избавление через Христа Спасителя всего человечества от рабства диаволу и дарование нам жизни и вечного блаженства. Как крестной Христовой смертью совершено наше искупление, так Его Воскресением дарована нам вечная жизнь. Воскресение Христово - это основа и венец нашей веры, это первая и самая великая истина, которую начали благовествовать апостолы. Христос Воскресе – значит, воистину есть Бог. Христос Воскресе – значит, воистину существует духовный мир, мир реальный и бессмертный. Христос Воскресе – значит, жизнь сильнее смерти. Христос Воскресе – значит, добро сильнее зла. Христос Воскресе – значит, все упования христиан оправданны. Христос Воскресе – значит, все жизненные трудности разрешены. Все трудности разрешены, главные и мучительные тайны раскрыты, цепи тьмы и страданий разорваны, ибо Христос Воскресе! свт. Николай Сербский Воскресение Христово видевше, Поклонимся Святому Господу Иисусу, единому безгрешному. Кресту Твоему поклоняимся, Христе, и Святое воскресение Твое поем и славим. Ты бо еси Бог наш, разве Тебе иного не знаем, имя Твое именуем, приидите вси вернии, поклонимся Святому Христову воскресению. Се бо прииде Крестом радость всему миру, всегда благословяще Господа, поем воскресение Его; распятие бо претерпев, смертию смерть разруши.

 

“Пасха”

Святая ночь… Залит огнями храм.

Молитвы грешников восходят до небес,

Как в алтаре зажженный фимиам…

Христос воскрес! Воистину воскрес!

Природа нежным трепетом полна,

Мерцают звезды в глубине небес.

Царит над грешным миром тишина…

Христос воскрес! Воистину воскрес!

Как перед бурей замерла трава…

Затих пред Тайною дремучий старый лес.

Лишь ветер шепчет нежные слова:

«Христос воскрес! Воистину воскрес!»

Алексей Чернов

 

ОТКРЫТКИ

ВОСКРЕС!

День наступал, зажглась денница,

Лик мертвой степи заалел;

Заснул шакал, проснулась птица...

Пришли взглянуть – гроб опустел!..

И мироносицы бежали

Поведать чудо из чудес:

Что нет Его, чтобы искали!

Сказал: «Воскресну!» – и воскрес!

Бегут... молчат... признать не смеют,

Что смерти нет, что – будет час,

Их гробы тоже опустеют,

Пожаром неба осветясь!

 

Хвала Воскресшему.

Хвалите Господа с небес

И пойте непрестанно:

Исполнен мир Его чудес

И славой несказанной.

Хвалите сонм бесплотных сил

И ангельские лики:

Из мрака скорбного могил

Свет воссиял великий.

Хвалите Господа с небес,

Холмы, утесы, горы!

Осанна! Смерти страх исчез,

Светлеют наши взоры.

Хвалите Бога, моря даль

И океан безбрежный!

Да смолкнут вякая печаль

И ропот безнадежный!

Хвалите Господа с небес

И славьте, человеки!

Воскрес Христос! Христос воскрес!

И смерть попрал навеки!

К. Р.

 

Сестры Свято Елисаветинского Монастыря - Святая ПАСХА

Христос воскресе!

   Мы поем Христово Воскресение, и только что, словами святого Иоанна Златоустого, мы провозглашали победу жизни над смертью: Где, ад, твое жало, где, смерть, твоя победа? Воскрес Христос — и ни один мертвец не остался во гробе 15 . А вместе с этим мы видим собственными очами, мы слышим страшные вести о том, что смерть все еще косит людей вокруг нас, что умирают ближние, умирают молодые, умирают дорогие, — где же это благовестие о победе жизни?

   Смерть бывает разная: бывает телесная смерть, но бывает смерть еще более страшная — разлука, разлука окончательная, разлука вечная, непреодолимая разлука. И эта смерть в течение тысячелетий до прихода Христова была опытом всего человечества. Оторвавшись от Бога, потеряв Бога как источник своей жизни, человечество стало не только умирать телом, но стало уходить окончательно, навсегда от общения с Ним. Умерев без Него, люди оставались мертвыми без Него.

   И вот Христос, Сын Божий, Бог Живой, пришел на землю. Он жил человеческой жизнью, будучи Богом Живым, Самой Жизнью. Он приобщился всему, что составляет судьбу человека: жаждал, был голоден, уставал, но страшнее всего — в конечном итоге Он приобщился умиранию и смерти. Как Бог Он умереть не мог, но по любви к нам Он разделил с нами нашу судьбу. С Богом остался и был отвержен людьми, с людьми не разлучился и на Кресте — о, на Кресте Он сказал самые страшные слова истории: Боже Мой, Боже Мой! зачем Ты Меня оставил? (Мк 15:34). И умер, умер: сама Жизнь умерла, потух свет, который Свет по существу. И сошел Христос человеческой Своей душой в бездну богооставленности, туда, где нет Бога, и когда Он вошел в эту страшную область, Он Собой, Своим Божеством, Жизнью вечной, Светом неумирающим заполнил все.

   И эта смерть навсегда упразднена, теперь смерть мы называем успением, временным сном, и когда умираем, мы уходим не в бездну отчаяния и богооставленности, а уходим к Богу, возлюбившему нас так, что Он Сына Своего Единородного, Единственного, Возлюбленного дал, чтобы мы поверили в Его любовь!

   Можем ли мы в этой любви сомневаться, когда видим, знаем, чего эта любовь Богу стоила: жизнь Христа, смерть Христа, отверженность людьми, отверженность Богом, ужас Гефсиманского сада, когда Он ждал смерти, зная, что Его предал близкий ученик, зная, что через несколько часов другой Его ученик Петр от Него отречется и что все Его оставят умирать в одиночестве, умирать одному? И этим Он нам сказал: смотрите — и это Я на Себя принял, и умер, чтобы вы верили, что вы любимы Богом и потому, что вы Богом любимы, вы спасены — потому что спасение наше не от нас зависит, а от этого чуда любви.

   А мы — чем можем отозваться на эту любовь? Мы можем эту любовь принять благоговейно, трепетно в сердца наши, мы можем с изумлением предстоять перед этим чудом непобедимой Божественной любви, и тогда можем всю жизнь превратить в благодарение. Не по долгу поклоняться Богу, не по необходимости исполнять Его заповеди, а сказать: Господи! Если Ты нас так любишь, то можно Тебя почитать, любить, слушаться, потому что Твой путь — путь жизни. И всю жизнь, всю жизнь без остатка сделать не словом благодарности, не песнью благодарности, а живой благодарностью: так любить каждого человека, как его возлюбил Бог — любой ценой и до конца.

   И если мы так научимся любить, то мир наш станет новым, другим миром, тогда придет к нам Царство Божие, Воскресение, новая жизнь. Но для этого каждый из нас должен умереть — не телесной смертью и не ужасной смертью разлуки, а отказом от всего себялюбия, от искания своего. Каждый должен открыться Богу, открыться другим, жить для других, потому что воскреснуть вечной жизнью может только тот, кто сбросил с плеч, как старую ненужную одежду, все временное и тленное. Так будем жить и такой мир создавать, и тогда возрадуется о нас Господь, и мы с радостью взглянем Ему и каждому человеку в лицо.

   Христос воскресе!

Антоний, митрополит Сурожский

О причащении на Пасху.

Снестся нами Агнец Божий во священной и светоносной нощи Воскресения. Мы о том молимся еще лишь начиная готовиться к посту и затем неоднократно в течение Великого поста: чтобы Господь сподобил нас приобщиться в нощь Святой Пасхи. Особенно действует тогда благодать Божия на сердца людей. Мы приобщаемся тогда Христа Воскресшего, делаемся участниками Его Воскресения. Конечно надо поговеть раньше и уже причастившись Великим постом, снова причаститься Святых Тайн. Пред Пасхальнойлитургией нет времени подробно исповедоваться, это нужно сделать раньше. А в светоносную ночь, получив общее разрешение, приступать к Божественному Агнцу, залогу нашего Воскресения. Пусть никто не уходит из Церкви

преждевременно, торопясь вкусить мяса животных, вместо того, чтобы вкусить Пречистых Тела и Крови Христовых.

 Святитель Иоанн Шанхайский.

 

Пасхальное богослужение

Несколько слов о символике пасхальных яств:

Рассказывают, что однажды Мария Магдалина посетила римского императора Тиберия и рассказала ему, гонителю христиан, о том, что Христос воскрес из мертвых.

Император взял лежавшее перед ним яйцо и воскликнул: «Так же невозможно Христу воскреснуть, как невозможно этому яйцу стать красным!»

И тотчас яйцо стало красным.

 

Так это было или нет, мы не знаем. Но известно, что с глубокой древности яйцо символизировало жизнь. Внешне яйцо холодное и мертвое, как камень. Но внутри, под скорлупой, таится жизнь – маленький птенец.

Вот так же и пасхальное яйцо указывает на победу жизни над смертью, света над тьмой.

Верующие люди с глубокой древности раскрашивали яйца, писали на них «Х.В.», что значит Христос Воскресе, дарили эти яйца друг другу.

 

Кулич: Еще язычники приготовляли к весне сладкий ароматный хлеб, символизирующий радость пробуждения от зимы и тьмы к лету, теплу.

Но христиане переосмыслили этот обычай. Христиане стали выпекать вкусный ароматный хлеб на Пасху как знак пасхальной радости и торжества! Кроме того, хлеб считался в древности самой необходимой пищей. Хлеб пасхальный как бы противопоставлен хлебу обычному. Мы знаем, что Пасха – начало будущего века, знак наступления новой эры. Вот так и пасхальный хлеб – кулич – является прообразовательно хлебом будущего вечного блаженства.

 

Творожные пасхи, в виде пирамидок, – символ Церкви Христовой. Что такое творог? Изменившееся, створожившееся молоко. Кто такой христианин? Человек, преображенный Духом Святым.

 

Напоминаем, что вкушать пасхальные яства можно не раньше воскресенья, после полуночи (кто не пойдет на службу), или после Божественной Литургии.

В нашем соборе богослужение будет совершаться ночью, начнется оно Крестным ходом около полуночи.    Священник Константин Пархоменко

 

 

О молитвенном правиле в дни празднования Святой Пасхи

Во все дни Пасхальной седмицы – первой недели после праздника Воскресения Христова – вместо вечерних и утренних молитв поются или читаются Часы Пасхи.

ЧАСЫ ПАСХАЛЬНЫЕ

 

Подобает ведати, яко от сего дне святыя и великия Недели Пасхи даже до субботы, часы сице поются.

 

Начиная с этого дня святой и великой недели Пасхи до субботы часы, полунощница и повечерие поются так:

Наченшу иерею: Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков.

 

Священник возглашает: Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков.

Аще ли не иерей: Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас.

 

Мирянин же начинает: По молитвам святых отцов наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас.

Лик: Аминь.

 

 

Мы же отвечаем: Аминь.

 

Христос воскресе из мертвых, / смертию смерть поправ / и сущим во гробех живот даровав. Трижды.

 

 

Христос воскрес из мертвых, / смертию смерть поправ / и тем, кто в гробницах, / жизнь даровав. (3)

 

Таже глаголем трижды:

Воскресение Христово видевше, / поклонимся Святому Господу Иисусу, / единому безгрешному, / Кресту Твоему покланяемся, Христе, / и святое Воскресение Твое поем и славим: / Ты бо еси Бог наш, / разве Тебе иного не знаем, / имя Твое именуем. / Приидите вси вернии, / поклонимся Святому Христову Воскресению: / се бо прииде Крестом радость всему миру. / Всегда благословяще Господа, / поем Воскресение Его: / распятие бо претерпев, / смертию смерть разруши.

 

 

Воскресная песнь

Воскресение Христа увидев, / поклонимся Святому Господу Иисусу, / единому безгрешному. / Кресту Твоему поклоняемся, Христе, / и Святое воскресение Твоё поём и славим, / ибо Ты – Бог наш, / кроме Тебя иного не знаем, / имя Твоё призываем. / Придите, все верные, / поклонимся святому Христову воскресению, / ибо вот, пришла через Крест / радость всему миру. / Всегда благословляя Господа, / воспеваем воскресение Его, / ибо Он, распятие претерпев, / смертию смерть сокрушил. (3)

 

Таже ипакои, глас 4, единощи:

Предварившия утро, яже о Марии, / и обретшия камень отвален от гроба, / слышаху от Ангела: во свете присносущнем Сущаго / с мертвыми что ищете, яко человека? / Видите гробныя пелены, тецыте и миру проповедите, / яко воста Господь, умертвивый смерть, / яко есть Сын Бога, спасающаго род человеческий.

 

 

Ипакои, глас 4

Жены, пришедшие с Марией до рассвета / и нашедшие камень отваленным от гроба, / услышали от Ангела: "Во свете вечном Пребывающего / что вы ищете среди мертвых как человека? / Посмотрите на погребальные пелены, / бегите и миру возвестите, / что восстал Господь, умертвив смерть, / ибо Он – Сын Бога, спасающего род человеческий!"

 

Таже кондак, глас 8, единощи:

Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, / но адову разрушил еси силу / и воскресл еси, яко Победитель, Христе Боже, / женам мироносицам вещавый: радуйтеся! / И Твоим апостолом мир даруяй, / падшим подаяй воскресение.

 

 

Кондак, глас 8

Хотя Ты и сошел во гроб, Бессмертный, / но уничтожил силу ада / и воскрес как победитель, Христе Боже, / женам-мvроносицам возгласив: "Радуйтесь!" / и Твоим Апостолам мир даруя, / Ты, дающий падшим воскресение.

 

Таже и сей тропарь единощи:

Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, / в раи же с разбойником, и на Престоле был еси Христе, со Отцем и Духом, / вся исполняяй, неописанный.

 

Тропарь

Во гробе плотью, а во аде с душою как Бог, / в раю же с разбойником / и на престоле был Ты, Христе, со Отцом и Духом, / все наполняя, беспредельный.

Слава: Яко Живоносец, яко рая краснейший, / воистину и чертога всякаго царскаго показася светлейший, Христе, гроб Твой, / источник нашего воскресения.

 

Слава: Носителем жизни, поистине рая прекраснейшим, / и всякого чертога царского светлейшим / явился гроб Твой, Христе, / источник нашего воскресения.

И ныне, Богородичен: Вышняго освященное Божественное селение, радуйся, / Тобою бо дадеся радость, Богородице, зовущим: / благословенна Ты в женах еси, Всенепорочная Владычице.

 

 

И ныне, Богородичен: Божественная освященная Скиния Всевышнего, радуйся! / Ибо чрез Тебя, Богородица, радость подана взывающим: / "Благословенна Ты между женами, / всенепорочная Владычица!"

 

Таже Господи, помилуй, 40. Слава, и ныне:

 

Господи помилуй (40), Слава, и ныне:

Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, / сущую Богородицу Тя величаем.

 

Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога-Слово родившую, / истинную Богородицу – Тебя величаем.

Именем Господним благослови, отче.

 

Именем Господним благослови, отче.

Иерей: Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас.

 

Священник: По молитвам святых отцов наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас.

Мы же речем: Аминь.

 

Мы же: Аминь.

И паки глаголем подобне: Христос воскресе из мертвых, / смертию смерть поправ, / и сущим во гробех живот даровав. Трижды.

 

И снова поем: Христос воскрес из мертвых, / смертию смерть поправ / и тем, кто в гробницах, / жизнь даровав. (3)

Слава, и ныне: Господи, помилуй, Трижды. Благослови. И отпуст перваго часа.

 

Слава, и ныне: Господи помилуй (3), Благослови. И отпуст.

Христос воскресе: Трижды.

И нам дарова живот вечный, / покланяемся Его / тридневному Воскресению.

 

 

 На пасхальной седмице каноны Покаянный, Богородице и

Ангелу-Хранителю заменяются

 каноном Пасхи.

Пасхальный канон,

творение Иоанна Дамаскина

ЧИТАТЬ КАНОН....http://azbyka.ru/molitvoslov/pasxalnyj-kanon-tvorenie-ioanna-damaskina.html

Все молитвословия (в том числе и благодарственные молитвы по Святом Причащении) предваряются троекратным чтением тропаря Пасхи:

 “Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав”. Псалмы и молитвы с Трисвятого (“Святый Боже…”) по “Отче наш…” (с тропарями после него) при этом не читаются.

Со второй седмицы по Пасхе вновь начинается чтение обычных утренних и вечерних молитв, а также Правила ко Святому Причащению, включающему каноны ко Господу Иисусу Христу, Пресвятой Богородице, Ангелу Хранителю и Последование ко Святому Причащению. Однако необходимо обратить внимание на следующие особенности.

До праздника Вознесения Господня, накануне которого совершается отдание праздника Пасхи, вместо молитвы Святому Духу (“Царю Небесный…”) трижды читается тропарь Пасхи (“Христос воскресе из мертвых…”). От Вознесения же до дня Святой Троицы молитвословия начинаются с Трисвятого (“Святый Боже…”)

– молитва Святому Духу (“Царю Небесный…”) не читается и не поется до праздника Святой Троицы.

Со дня Святой Пасхи до дня Святой Троицы отменяются земные поклоны.

 

 

 

 

 

Виктор Кудрин “Пасха”, 2008

Иван Горюшкин-Сорокопудов - Канун Пасхи в старину

Маковский А.В. «Пасхальный стол 1916»

“Светлое воскресенье”

И. Каверзнев

Воскресение Иисуса Христа

В.С. Крюков

 

М.Нестеров / Воскресение 1892

Воскресение Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, художник Дмитрий Хомяков

Воскресение Христа. М. В. Нестеров. 1922

Воскресение.М. В. Нестеров. 1894 г.

Воскресение. М. А. Врубель. 1887 г.

Что такое артос

  Слово артос (по-гречески – квасной хлеб) – общий всем членам Церкви освященный хлеб, иначе – просфора всецелая.

 

   Артос в продолжении всей Светлой седмицы занимает в храме самое видное место, вместе с образом Воскресения Господня и, в заключение пасхальных торжеств, раздается верующим.

 

Употребление артоса начинается с самого начала христианства. В сороковой день по Воскресении Господь Иисус Христос вознесся на небо. Ученики и последователи Христовы находили утешение в молитвенных воспоминаниях о Господе – они припоминали каждое Его слово, каждый шаг и каждое действие. Когда сходились на общую молитву, они, вспоминая Тайную Вечерю, причащались Тела и Крови Христовых. Готовя обыкновенную трапезу, они первое место за столом оставляли невидимо присутствующему Господу и полагали на это место хлеб. Подражая Апостолам, первые пастыри Церкви установили в праздник Воскресения Христова полагать в храме хлеб, как в видимое выражение того, что пострадавший за нас Спаситель сделался для нас истинным хлебом жизни. На артосе изображен крест, на котором виден только терновый венец, но нет Распятого – как знамение победы Христовой над смертью, или изображение Воскресения Христова. С артосом соединяется и древнее церковное предание, что Апостолы оставляли за столом часть хлеба – долю Пречистой Матери Господа в напоминание постоянного общения с Ней – и после трапезы благоговейно делили эту часть между собой. В монастырях этот обычай носит название Чин о Панагии, то есть воспоминание о Всесвятейшей Матери Господа. В приходских церквах этот хлеб Богоматери вспоминается раз в год в связи с раздроблением артоса.

 

 Освящается артос особой молитвой, окроплением святой водой и каждением в первый день Святой Пасхи на Литургии после заамвонной молитвы. На солее, против Царских врат, на уготованном столе или аналое полагают артос. Если приготовлено несколько артосов, то все они одновременно освящаются. После каждения вокруг стола с установленным артосом священник читает молитву: «Боже Всесильный и Господи Вседержателю, Иже рабом Твоим Моисеем во исходе Израилеве от Египта, и в освобождении людей Твоих от горький работы фараоновы, агнца заклати повелел еси, прообразуя на Кресте закланнаго волею нас ради Агнца, вземлющаго всего мира грехи, возлюбленнаго Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа! Ты и ныне, смиренно молим Тя, призри на хлеб сей, и благослови, и освяти его. Ибо и мы раби Твои в честь я славу, и в воспоминание славнаго Воскресения Тогожде Сына Твоего Господа нашего Иисуса Христа, Имже от вечный работы вражия и от адовых нерешимых уз разрешение, свободу и проведение улучихом, пред Твоим величеством ныне во всесветлый сей, преславный и спасительный день Пасхи, сей приносим: нас же сего приносящих, и того лобзающих и от него вкушающих, Твоему небесному благословению причастники быти сотвори и всякую болезнь и недуг от нас Твоею силою отжени, здравие всем подавая. Ты бо еси источник благословения и цельбам податель, и Тебе славу воссылаем Безначальному Отцу, со Единородным Твоим Сыном, и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим духом, ныне и присно и во веки веков».

 

 После молитвы иерей окропляет артос святой водой, говоря: «Благословляется и освящается артос сей окроплением воды сея священныя, во имя Отца и Сына и Святаго духа. Аминь» (трижды). Аналой с артосом ставят на солее пред образом Спасителя, где артос лежит в течение всей Святой седмицы. Его сохраняют в храме всю Светлую седмицу на аналое перед иконостасом. Во все дни Светлой седмицы по окончании Литургии с артосом торжественно совершается крестный ход вокруг храма.

 

 В субботу Светлой седмицы по заамвонной молитве читается молитва на раздробление артоса: «Господи, Иисусе Христе, Боже наш, Хлебе ангельский, Хлебе жизни вечныя, сошедый с Небесе, напитавый нас во всесветлыя сия дни пищею духовною Твоих Божественных благодеяний, триддевнаго ради и спасительнаго Воскресения! Призри и ныне, смиренно молим Тя, на мольбы и благодарения наша, и якоже благословил еси пять хлебов в пустыни, и ныне благослови хлеб сей, яко да вей, вкушающий от него, телеснаго и душевнаго благословения и здравия сподобятся благодатию и щедротами Твоего человеколюбия. Ты бо еси освящение наше, и Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Отцем и Всесвятым, и Благим, и Животворящим Твоим духом, ныне и присно, и во веки веков».

 

 Артос раздробляется и в конце Литургии при целовании Креста раздается народу как святыня.

 

 Род артоса на нижней степени освящения представляет пасхальный кулич, церковно-обрядовая пища, но вовсе не мирская роскошь.

 

Пасха – путь из ада

диакон Андрей Кураев

Пасха – это не просто праздник. Это – суть христианства. Если мы внимательно прочитаем апостольские послания и посмотрим те первые проповеди, что приведены в «Деяниях апостолов», нас ждет сюрприз: апостолы не знают никакого «учения Христа». Ни разу они не говорят «как учил нас Господь», не пересказывают Нагорной проповеди и не передают из уст в уста рассказы о чудесах Христовых. Важнее всего этого для них одно: Он умер за грехи наши, но и воскрес. Пасхальные события – вот основа христианской проповеди. Христианство – не «учение», не моралистика, а просто рассказ о факте. Апостолы и проповедуют только факт – событие, очевидцами которого были.

Но при этом они говорят о Воскресении Христовом не как о событии лишь в Его жизни, но и – в жизни тех, кто принял пасхальное благовестие, – потому что «Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас» (Рим.8:11). Необычность происшедшего со Христом в том, что смерть Его и воскресение «действует в нас» (2 Кор.4:12).

И с тех пор каждый христианин может сказать: самое главное событие в моей жизни произошло в Иерусалиме, «при Понтии Пилате»…

Что же мы празднуем в Пасху? О богословии говорить современным людям сложно, поэтому присмотримся к тому, что говорит об этом икона.

Но в православной иконографии нет иконы Воскресения Христова! Знакомое всем нам изображение Христа, в белоснежных ризах исходящего из гроба со знаменем в руке, – это позднейшая католическая версия, лишь в послепетровское время появившаяся в российских храмах. Традиционная православная икона не изображает момент Воскресения Христа. Существует, однако, немало икон, надпись на которых говорит, что перед нами «Воскресение Господа нашего Иисуса Христа», а реальное изображение все же повествует о событиях, имевших место днем раньше – в Великую Субботу. Пасхальной иконой Православной Церкви является икона «Сошествие во ад».

 Христос на этой иконе как будто абсолютно статичен. Он держит за руки Адама и Еву. Он только готовится извести их из места скорби. Подъем еще не начался. Но только что закончился спуск: одежды Христа еще развеваются (как после стремительного спуска). Он уже остановился, а одежды еще опадают вслед за Ним. Перед нами – точка предельного нисхождения Христа, от нее путь пойдет ввысь, от преисподней – в Небо. Христос ворвался в ад, и сокрушенные им врата ада, разломанные, лежат под Его ногами.

«Сошествие во ад» являет нам, как совершается победа Христова: не силой и не магически-авторитарным воздействием, но – через максимальное «Самоистощание», самоумаление Господа. Ветхий Завет повествует, как Бог искал человека. Новый Завет, вплоть до Пасхи, нам говорит, как далеко пришлось пойти Богу, чтобы найти все же Своего Сына.

Вся сложность иконографии Воскресения связана с необходимостью показать, что Христос – не только Воскресший, но и Воскреситель. Она говорит о том, – зачем Бог пришел на землю и принял смерть.

На этой иконе дан момент перелома, мгновение встречи двух разнонаправленных, но единых по цели действий: предельная точка Божественного нисхождения оказывается начальной опорой человеческого восхождения. «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом» – такова золотая формула православного понимания человека.

Эти (ранее закрытые) возможности преображения открываются для человека стремительно – «во едином часе». «Пасха» и означает «переход», стремительное избавление. В ветхозаветные времена пасхальным хлебом были опресноки – безквасные хлебы, изготовленные наскоро из теста, которое некогда было даже заквасить. Столь же стремительно свершается и освобождение человечества (уже всего человечества, а не только еврейского народа) от рабства (уже не египетскому фараону, но самой смерти и греху).

Главный смысл иконографии Воскресения – сотериологический. «Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем» (2 Тим.2:11). «Как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его <в крещении>, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним… дабы нам не быть уже рабами греху» (Рим.6:4-6).

Воскресение Христа – это дарованная нам победа. Или – победа Христа над нами. Ведь мы сделали все, чтобы Жизнь не «жительствовала в нас»: вывели Христа за пределы града своей души, своими грехами пригвоздили Его ко кресту, поставили стражу у гробницы и запечатали ее печатью неверия и безлюбовности. И – вопреки нам, но ради нас – Он все-таки воскрес.

Поэтому иконописец, задача которого – передать пасхальный опыт Церкви – не может просто представить саму сценку исхождения Спасителя из гроба. Иконописцу необходимо связать Воскресение Христа со спасением людей. Поэтому пасхальная тематика и находит свое выражение именно в изображении сошествия во ад.

Распятый в пятницу и Воскресший в воскресение, Христос в субботу нисходит во ад (Еф.4:8-9; Деян.2:31), чтобы вывести оттуда людей, освободить пленников.

Первое, что бросается в глаза в иконе сошествия, – это то, что в аду находятся… святые. Люди в нимбах окружают Христа, сошедшего в преисподнюю и с надеждой смотрят на Него.

До Пришествия Христова, до того, как Он соединил в Себе Бога и человека, для нас был закрыт путь в Царство Небесное. С грехопадения первых людей в структуре мироздания произошла подвижка, которая перервала животворящую связь людей и Бога. Даже в смерти праведник не соединялся с Богом.

Состояние, в котором пребывала душа умерших, в древнееврейском языке обозначается словом «Шеол» – безвидное место, сумеречное и без-образное место в котором ничего не видно (Иов.10:21-22). Это скорее состояние тяжкого и бесцельного сна (Иов.14:12), чем место каких-то конкретных мучений. Это «царство теней», эта мнимость в своем мареве скрывали людей от Бога. Древнейшие ветхозаветные книги не знают идеи посмертной награды, не ожидают рая.

В связи с этим в атеистической литературе встречается утверждение, что здесь пролегает непроходимая пропасть между Ветхим и Новым Заветом: новозаветная ориентация на бессмертие души не находит подтверждения в Ветхом Завете и противоречит ему. Тем самым в очень существенном пункте единство Библии ставится под сомнение. Да, Экклезиаст без всякой надежды вглядывается в пределы человеческой жизни. Псалмопевец Давид с плачем размышляет о скоромимоходящести человеческой жизни: «Человек яко трава, дни его яко цвет сельный, так оцвете, яко дух пройдет в нем и не будет»… И Иов вопрошает, очевидно, не ожидая ответа: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» (Иов.14:14).

Да, ветхозаветным людям не было ясно открыто наличие жизни и после жизни. Они могли предчувствовать, жаждать этого – но явно им ничего не было сказано. Ведь говорить, что за смертью их ждет жизнь в Боге, Царство Небесное, – значит утешать их и обнадеживать, но ценой обмана. Ибо до Христа оно еще не могло вобрать в себя мир, и никто из мира не мог вместить его в себя. Но и говорить людям Ветхого Завета правду о Шеоле – значило провоцировать в них приступы безысходного отчаяния или надрывного эпикурейства: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем!»

И вот пришло время, когда надежды, казалось бы обманутые, все же оправдались, когда исполнилось пророчество Исаии: «На живущих в стране тени смертной свет воссияет» (Ис.9:2). Ад обманулся: он думал принять свою законную дань – человека, смертного сына смертного отца, он приготовился встречать назаретского плотника, Иисуса, Который обещал людям Новое Царство, а сейчас и Сам окажется во власти древнего царства тьмы – но ад вдруг обнаруживает, что в него вошел не просто человек, а – Бог. В обитель смерти вошла Жизнь, в средоточие тьмы – Отец Света.

Впрочем, и смысл, и событийное настроение Пасхи нам не удастся передать лучше, чем это сделал святитель Иоанн Златоуст: «Пусть никто не рыдает о своем убожестве, ибо явилось общее Царство. Пусть никто не оплакивает грехов, ибо воссияло прощение из гроба. Пусть никто не боится смерти, ибо освободила нас Спасова смерть. Воскрес Христос и Жизнь пребывает. Воскрес Христос и мертвый ни един во гробе!».

«Свой пришел к своим». Кто эти «свои»? Святые цари и пророки, праведники Ветхого Израиля? Да! Но что говорит Златоуст? Разве говорит он: «Ни единого иудея во гробе» (в духовном гробе, в Шеоле)? Нет, – вообще «мертвый ни един».

Знали ли русские иконописцы, что древнейшие православные святые считали «христианами до Христа» праведных язычников-философов? «Сократ и Гераклит и им подобные, которые жили согласно с Логосом (Словом), суть христиане» (святой Иустин Мученик). Все те, кто искал Единого Бога и во имя Его подавал своему ближнему «хоть чашу холодной воды», чья совесть вела к служению Богу и добру,- все они искали именно Христа (еще не зная Его имени) и были узнаны и признаны Им как Его и спасены. Так считали древнейшие отцы Церкви, и даже во время, когда язычество было еще сильно, они не боялись узнавать правду в ее формально нехристианских облачениях – и воцерковлять ее. Нехристианские мыслители (если они учили добру) почитались неправомочными обладателями не им принадлежащей истины, а сама Истина почиталась Единой и предугадываемой всеми духовно ищущими людьми. И потому – как Моисей приказал еврейскому народу во время пасхального исхода забрать все золото из египетских домов (ибо оно было заработано евреями за столетия их рабства), – так и христиане должны приносить в Церковь все лучшее; все духовное золото, наработанное человечеством вне церковной ограды, «под рабством закона».

Но еще и в «золотую осень» православного средневековья, может быть и незнакомые с Иустином Мучеником, русские и молдавские иконописцы не стеснялись на фресках соборов писать лики дохристианских философов. Может, и на иконах Воскресения Христова они видели и писали не только ветхозаветных праведников, но и всех, заслуживших блаженство «алчбой и жаждой правды». Ведь, как писал ап. Павел, Бог «есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных» (1 Тим.4:10). Ведь Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим.2:3-4). Как само Пришествие в мир Слова означает суд, состоящий в том, что то, что было от света, – приняло Свет, потянулось к Нему и просветлилось, а те, чьи дела были злы, возненавидели Его (Ин.3:19-21), – так не только в этическом, но и в познавательном плане обретение полноты Истины необходимо «судит» все остальные человеческие мнения. «Истинное Слово, когда Оно пришло, показало, что не все мнения и не все учения хороши, но одни худы, а другие хороши» (святой Иустин Мученик).

То, что казалось почти неразрешимым, равнодоказательным; что обладало, казалось бы, одинаковым достоинством полуистины-полулжи – при свете Истины, воссиявшей в сумерках безблагодатного богоискания, оказалось совсем не столь равнозначным. Усталая релятивистская мудрость дохристианского мира оказалась освещенной Солнцем Правды – Христом. И все сразу стало иным. <…>

То, что выдерживало сравнение со Светом, выявляло свое родство с Ним, – соединялось с Ним, и принималось Церковью.

«Свет Христов просвещает всех». Может быть, именно это хотел сказать древний иконописец, помещая на иконе Воскресения среди встречающих Спасителя людей не только с нимбами, но и без них.

На первом плане иконы мы видим Адама и Еву. Это первые люди, лишившие себя богообщения, но они же дольше всего ждали его возобновления.

Рука Адама, за которую его держит Христос, бессильно обвисла: нет у человека сил самому, без помощи Бога, вырваться из пропасти богоотчужденности и смерти. «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим.7:24). Но другая его рука решительно протянута ко Христу: Бог не может спасти человека без самого человека. Благодать не насилует.

По другую сторону от Христа – Ева. Ее руки протянуты к Избавителю. Но – значимая деталь – они скрыты под одеждой. Ее руки некогда совершили грех. Ими она сорвала плод с древа познания добра и зла. В день падения Ева думала получить причастие к Высшей Истине, не любя саму Истину, не любя Бога. Она избрала магический путь: «вкусите и станете», подменив им трудную заповедь «возделывания»… И вот теперь перед нею снова Истина, ставшая плотью, – Христос. Вновь Причастие Ему способно спасти человека. Но теперь Ева знает, что к Причастию нельзя приступать с самоуверенностью… Теперь понимает: все существо человека должно пронзить «рассуждение», – к Кому дозволено ему причаститься…

И Ева не дерзает самочинно коснуться Христа. Но моля, ждет, когда Он обратится к ней.

Прежде, в раю, одеждой людей была Божественная Слава. «Совлекшись» ее после грехопадения, после попытки стяжать всю полноту этой Славы бесславно-техническим путем, и явилась потребность в материальной одежде. Свет стал обличать обнаженность людей от добрых дел – и от него потребовалась защита, ибо при этом свете, ставшем теперь внешним для них и извне обличающим, «узнали они, что наги» (Быт.3:7). Одежда служила тому же, чему позже станут служить города – самоизоляции, ставшей, увы, необходимой (город – от «городить, огораживать»).

То, что сейчас, в момент, изображенный на иконе, Ева вся, с головы до ног, покрыта одеждой, – это еще и знак ее покаяния, понимание всецелой своей отделенности от Бога (одежда дана людям после грехопадения). Но именно поэтому – и спасена Ева. Спасена, – ибо покаялась.

Иконописец всегда, когда надо показать встречу человека и Бога, Вечного и временного, стремится явить не только сам факт встречи, но и значение человека в ней, его личное, выбирающее, верующее отношение к Встреченному. В данном случае об этом говорят не только лик или жесты, но и одежды.

А поскольку тем самым вводится тема покаяния, икона в душе молящегося совмещает Великую Субботу (когда было сошествие во ад) и Пасхальное воскресение. Совмещает покаянные чувства завершающих дней Великого поста и всерастворяющую радость Пасхи.

«На Страстной, среди предпраздничных хлопот, сугубо постились, говели… К вечеру Великой Субботы дом наш светился предельной чистотой, как внутренней, так и внешней, благостной и счастливой, тихо ждущей в своем благообразии великого Христова праздника. И вот праздник наконец наступал, – ночью с субботы на воскресенье в мире свершался некий дивный перелом, Христос побеждал смерть и торжествовал над нею» (И. Бунин. Жизнь Арсеньева).

Воскресение Христово связано со спасением людей. Спасение человека – с его Покаянием и обновлением. Так встречаются в Воскресении «усилья» человека и Бога. Так решается судьба человека – та судьба, о которой вопрошал Бунин: «Бог ли человек? Или «сын бога смерти»? На это ответил Сын Божий».

И вновь скажу: это не «мифология» или «теоретическое богословие». Что более соответствует природе человека: христианское свидетельство о пасхальном чуде или тяжеловесная рассудочность «научного атеизма» – легко опытным путем установить в эти пасхальные дни. Вот если я скажу вам: «Христос воскресе!» – всколыхнется ли ваше сердце ответным: «Воистину воскресе!» – или вы прикажете ему промолчать?.. А лучше – поверить сердцу!

Из книги «Школьное богословие» – М.: Фонд «Благовест», 1999 г.

 

Воскресение Иисуса Христа

Н. Рерих “Русская Пасха”, 1934 г.

“Пасха” Ю.А. Кузенкова

Учимся петь: тропарь и кондак Пасхи

Rimsky-Korsakov - Russian Easter Overture

Увертюра Светлый праздник.

Хор Троице Сергиевой Лавры под управлением архимандрита Матфея

Дивна Любоевич, Пасхальный концерт

Схождение Благодатного огня. Прямая трансляция из Иерусалима 2016 год

Мы, возлюбленные, в эти дни радостно приветствуем друг друга, произнося: "Христос Воскресе!"

 – и будем так приветствовать в течение 40 дней,до дня Вознесения Господня.

Всего два слова!

Но это дивные слова, выражающие неколебимую веру в отраднейшую для сердца человеческого истину о нашем бессмертии.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Христос воскресе!

 

Христос воскресе!

Люди, братья,

Друг друга в теплые  объятия

 Спешите   радостно  принять!

Забудем  ссоры,  оскорбленья,

Да светлый праздник  Воскресенья

Ничто  не будет  омрачать !

Христос воскресе!

 Ад трепещет,

И Солнце правды вечной блещет

Над обновленною землей;

И вся вселенная согрета

Лучом Божественного света,

Вкушает радость и покой.

Христос воскресе!

День священный!..

Греми во всех концах вселенной

Творцу немолчная хвала!

Минули скорби и печали,

Греха оковы с нас ниспали,

Душа отпрянула от зла!

 

Священник Виктор (Грозовский)

 

 

 

Христос Воскресе!

Сколь ни много уже раз повторяли мы ныне,

но и еще не утомляемся повторять, уповаем же, что и вы не утомляетесь так часто слышать одно и тоже слово:

«Христос Воскресе!» Какое чудесное слово! Как изменяется от него вид всего, что существует!

Св.Филарет Московский(Дроздов)

 

 

Пасха. Пасхальные обычаи.

Часы Пасхальные - Хор Сретенского монастыря

О семидневном праздновании Пасхи

Светлая седмица

Светлая седмица (Светлая, Святая, Пасхальная неделя) – неделя, следующая за Пасхой.

В 2016 году Светлая седмица со 2 по 8 мая.

Светлая седмица – первые семь дней празднования Святой Пасхи – от собственно Пасхи до Недели Фоминой. На Светлой седмице отменяется пост в среду и пятницу, земные поклоны. Утренние и вечерние молитвы заменяются пением Пасхальных часов.

 

Праздник Пасхи от самого своего начала был светлым, всеобщим, продолжительнейшим христианским торжеством.

      С апостольских времен праздник христианской Пасхи продолжается семь дней, или восемь, если считать все дни непрерывного празднования Пасхи до Фомина понедельника.

      Славя Пасху священную и таинственную, Пасху Христа Избавителя, Пасху двери райские нам отверзающую, Православная Церковь в продолжение всего светлого семидневного торжества имеет Царские Врата отверстыми. Царские двери во всю Светлую седмицу не закрываются даже во время причащения священнослужителей.

      Начиная с первого дня Пасхи и до вечерни праздника Святой Троицы коленопреклонений и земных поклонов не полагается.

      В богослужебном отношении вся Светлая седмица есть как бы один праздничный день: во все дни этой седмицы Богослужение бывает то же, что и в первый день, с немногими изменениями и переменами.

      Пред началом Литургии во дни Пасхальной седмицы и до Отдания Пасхи священнослужители читают вместо "Царю Небесный" - "Христос воскресе" (трижды).

      Оканчивая светлое торжество Пасхи седмицею, Церковь продолжает его, хотя и с меньшей торжественностью, еще тридцать два дня - до Вознесения Господня.

Всю Светлую седмицу около открытых Царских врат стоит особый хлеб, называемый артос. В Субботу после литургии артос торжественно благословляется. После кусочки раздаются верующим. Молящиеся, получив часть артоса, сохраняют ее в течение всего года.

Весь этот период (40 дней после Пасхи) считается Пасхальным периодом, и православные приветствуют друг друга приветствием "Христос Воскресе! "

и ответом

"Воистину Воскресе!"

 

 

 

 

  НЕДЕЛИ ПО ПАСХЕ 2016г.

От Пасхи до Троицы:

2 мая Светлая седмица – сплошная.

8 мая ВОСКРЕСЕНЬЕ  Неделя 2-я по Пасхе (Антипасха), апостола Фомы

10 мая ВТОРНИК - Радоница

15 мая ВОСКРЕСЕНЬЕ Неделя 3-я по Пасхе, Святых жен-мироносиц

22 мая ВОСКРЕСЕНЬЕ

Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном

29 мая ВОСКРЕСЕНЬЕ Неделя 5-я по Пасхе,

             о самаряныне. Память святых отцов шести Вселенских Соборов

 5 июня ВОСКРЕСЕНЬЕ Неделя 6-я по Пасхе,

о слепом

9 июня ЧЕТВЕРГ Вознесение Господне

12 июня  ВОСКРЕСЕНЬЕ  Неделя 7-я по Пасхе,

святых отцов I Вселенского Собора (325)

19 июня ВОСКРЕСЕНЬЕ Неделя 8-я по Пасхе

    ДЕНЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ. ПЯТИДЕСЯТНИЦА.

Поминовение усопших в Пасхальные дни.

На Пасху и во всю Светлую Седмицу, ради великой радости Воскресения Христова, в храмах отменяются все заупокойные богослужения и панихиды. Для того, чтобы верующие могли должным образом помянуть усопших близких и разделить с ними духовное торжество Воскресения Господня, после окончания Светлой Седмицы, во вторник, Церковь установила особый день поминовения усопших — Радоницу.

 

Радоница – православный праздник, который верующие отмечают на девятый день после Пасхи. Название праздника походит от общеславянского весеннего праздника с поминанием умерших. В этот день у православных христиан принято посещать кладбища и поминать усопших.

 

Стоит обратить особое внимание на место Радоницы в церковном праздничном календаре – его отмечают сразу же после Светлой пасхальной недели. Поминальный день, следующий сразу же за праздником светлой Пасхи, призывает христиан не погружаться в глубокую тоску и страдания из-за смерти близких, а, наоборот, возрадоваться за обретение ними иной жизни - вечной. Радоница - первый день когда не только можно совершить панихиду, но и полную литургию.

Само Слово Божие говорит нам о том, что человеку дарована вечная жизнь. И не только бессмертной душе, но и телу, которое обязательно воскреснет.

Потому кладбище требует к себе почтительного и трепетного отношения, как место временного упокоения усопших в преддверии воскресения. Тут не должно быть мирского шума и суеты, а должна быть молитва. Христос, своим восстанием из мертвых проложивший дорогу к воскресению каждой души и плоти, принимает хвалы и молитвы верующих на месте упокоения их родных. Одержанная Христом победа над смертью вытесняет печаль о временной разлуке, и дарует нам веру и надежду на будущую встречу.

В этот день следует помянуть усопших молитвою, посетить церковь, где подать заупокойную записку и поставить свечу. Так же следует посетить кладбища и помянуть близких и прибраться на их могилах. Обычай оставлять на могиле рюмку водки и кусок хлеба «для усопшего» является пережитком язычества и не должен соблюдаться в православных семьях. Не надо оставлять на могиле еду, лучше отдать ее нищему или голодному.

 

НЕДЕЛЯ АПОСТОЛА ФОМЫ. АНТИПАСХА 8 мая

Богослужение этого дня посвящено, главным образом, воспоминанию явлений Христа по Воскресении Апостолам, в том числе и Фоме. Вся служба побуждает верующих пробудиться от сна греховного, обратиться к Солнцу Правды - Христу, укрепить в себе веру и вместе с ап. Фомой искренно, радостно воскликнуть: «Господь мой и Бог мой».

В субботу вечером перед 9-м часом затворяются царские врата. 9-й час читается обычный трехпсалмный. На нем тропарь воскресный 8-го гласа: С высоты снизшел еси и кондак Пасхи: Аще и во гроб.

 

В Неделю Антипасхи воскресные песнопения из Октоиха не поются, вся служба совершатся по Цветной Триоди.

 

Начиная с Фомина воскресенья, на службах возобновляется стихословие Псалтири, полиелей и прочее последование. Восстанавливается обычная структура всенощного бдения, часов, Литургии (за исключением некоторых особенностей).

 

С этого дня до отдания Пасхи на всех службах, которые начинаются с возгласа священника, а также перед началом шестопсалмия трижды поется или читается Христос воскресе.

 

Дивна Любоевич. Христос Анести (Христос Воскресе)

 Азбука Веры Семья и Вера
ПРАВОСЛАВНЫЙ ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ Русская Православная Церковь