Лазарева суббота — день накануне Вербного воскресения — завершает Великий пост. В этот день вспоминается, как Христос воскресил Своего друга Лазаря, умершего за четыре дня до того. Это воскресение стало прообразом Воскресения Христова, это чудо Христос совершил перед тем, как выйти на путь крестных страданий.

Лазарева суббота.С Ла­за­ре­вой суб­бо­ты цер­ков­ные пес­но­пе­ния на­чи­на­ют ве­сти ве­ру­ю­щих по сто­пам Гос­по­да. Вре­ме­ни Его зем­ной жиз­ни оста­лось ме­нее неде­ли. Час ве­ли­ко­го Ис­хо­да бли­зок. "Об­щее вос­кре­се­ние преж­де Тво­ея стра­сти уве­ряя, из мерт­вых воз­двигл еси Ла­за­ря, Хри­сте Бо­же...", – слы­шим мы пе­ние празд­нич­но­го тро­па­ря.

"Вос­кре­ше­ние Ла­за­ря – по­след­нее ве­ли­кое чу­до Хри­ста, по­след­ний от­блеск Сла­вы Его пе­ред но­чью стра­стей. Еван­ге­лист Иоанн изо­бра­жа­ет это со­бы­тие как оче­ви­дец, с по­ра­зи­тель­ной, по­чти ося­за­е­мой до­сто­вер­но­стью. Ви­дишь бук­валь­но каж­дый штрих: ро­бость уче­ни­ков, их ко­ле­ба­ния и, на­ко­нец, ре­ши­мость ид­ти на­встре­чу опас­но­сти. Иисус с гла­за­ми, пол­ны­ми слез, у гроб­ни­цы; сёст­ры, по­дав­лен­ные го­рем; сму­ще­ние Мар­фы, от­ва­лен­ный ка­мень и власт­ный при­зыв, услы­шан­ный в иных ми­рах: «Вый­ди, Ла­зарь!» Без­молв­ная фигу­ра в са­ване на по­ро­ге скле­па… Тот, Кто вско­ре Сам дол­жен бу­дет прой­ти через вра­та смер­ти, объ­яв­ля­ет Се­бя ее по­бе­ди­те­лем"[1].

Хри­сти­ан­ское бо­го­сло­вие рас­смат­ри­ва­ет это чу­до как зри­мый сим­вол вла­сти Хри­ста над жиз­нью и смер­тью, как уве­ре­ние уче­ни­ков в сво­ем Вос­кре­се­нии и бу­ду­щем вос­кре­ше­нии мерт­вых. По­это­му дан­но­му со­бы­тию по­свя­ще­на суб­бо­та ше­стой сед­ми­цы Ве­ли­ко­го по­ста (суб­бо­та Ла­за­ре­ва), пе­ред празд­ни­ком Вхо­да Гос­под­ня в Иеру­са­лим (Верб­ным вос­кре­се­ньем). Ра­ди точ­но­сти сле­ду­ет за­ме­тить, что здесь бо­го­слу­жеб­ное вре­мя не сов­па­да­ет с ис­то­ри­че­ским: вос­кре­ше­ние Ла­за­ря про­изо­шло за ме­сяц или два до Вхо­да Гос­под­ня в Иеру­са­лим (см. Ин.11:54.)

Сам же "Ла­зарь Чет­ве­ро­днев­ный", или "друг Бо­жий", – это го­сте­при­им­ный жи­тель Вифа­нии (пред­ме­стья Иеру­са­ли­ма), брат Мар­фы и Ма­рии, в до­ме ко­то­ро­го оста­нав­ли­вал­ся Иисус Хри­стос (Лк.10:38-41; Ин.12:1-2). Его вос­кре­ше­ние из мерт­вых на чет­вер­тый день (от­сю­да про­зва­ние), со­вер­шен­ное Хри­стом в фор­ме пуб­лич­но­го мес­си­ан­ско­го "зна­ме­ния", ста­ло для иудей­ских вла­стей, опа­сав­ших­ся ре­ли­ги­оз­ных вол­не­ний, по­след­ним ар­гу­мен­том в поль­зу немед­лен­ной над Ним рас­пра­вы (Ин.11:47-53).

Со­глас­но цер­ков­но­му пре­да­нию, по­сле вос­кре­ше­ния Ла­зарь про­жил еще 30 лет и умер в сане епи­ско­па Ки­ти­о­на (о. Кипр). В кон­це IX в. его мо­щи пе­ре­нес­ли в Кон­стан­ти­но­поль. Па­мять – 17/30 ок­тяб­ря и в суб­бо­ту Ла­за­ре­ву. Юрий Ру­бан

 

Воскрешение Лазаря

 

Алексей Хомяков

 

О, Царь и Бог мой! Слово силы

 

Во время оно Ты сказал, –

 

И сокрушен был плен могилы,

 

И Лазарь ожил и восстал.

 

Молю, да слово силы грянет,

 

Да скажешь “встань!” душе моей, –

 

И мертвая из гроба встанет,

 

И выйдет в свет Твоих лучей.

 

И оживет, и величавый

 

Ее хвалы раздастся глас

 

Тебе – сиянью Отчей славы,

 

Тебе – умершему за нас!

 

 

 

Воскрешение Лазаря

Суббота перед Страстной — 23 апреля 1967 г.

митрополит  Антоний Сурожский

     Мы стоим на грани страстных дней, и на этой грани, в образе Лазаря и его воскресения, встает перед нами большая, радующая нас надежда: Господь крепче смерти, Господь победил ее — не только в том прямом смысле, в котором эта победа явлена телесным воскрешением Лазаря, но еще и в другом, который, может быть, еще непосредственнее относится к нам изо дня в день.

   Бог создавал человека другом Себе; эта дружба, которая существует между нами и Им, еще углублена, сделана еще более тесной в Крещении нашем. Каждый из нас является другом Божиим, как назван был Лазарь; и в каждом из нас когда-то этот друг Божий жил: жил дружбой с Богом, жил надеждой, что эта дружба будет углубляться, расти, светлеть. Иногда это бывало в очень ранние дни нашего детства; иногда позже, в юношеские годы: в каждом из нас жил этот друг Христов.

   А потом, в течение жизни, как цветок завядает, как истощается в нас жизнь, надежда, радость, чистота, — истощилась сила этого друга Господня. И часто-часто мы чувствуем, что в нас, словно во гробе, где-то лежит — нельзя сказать “покоится”, а именно лежит, страшной смертью пораженный, — четверодневный друг Господень, тот, который умер, к гробу которого сестры боятся подойти, потому что он уже разлагается телом...

   И над этим другом как часто сетует наша душа, как часто сетуют и Марфа и Мария: та сторона нашей души, которая по своему призванию, по своим силам и возможностям способна молчать у ног Господних, слушая каждое Его слово, делаясь живой и трепетной от каждого животворящего слова Господня, и та сторона нашей души, подобная Марфе, которая способна была бы в правде и чистоте, с вдохновением творить в жизни дела Божии, которая могла бы быть не встревоженной служанкой, не мятущейся Марфой, какой мы часто бываем по образу растерявшейся Марфы евангельской, а трудолюбивой, творческой, живой Марфой, способной превращать своими руками, своей любовью, своей заботой все самое обыкновенное вокруг нас в Царство Божие, в явление любви человеческой и любви Божией. Итак, эти две силы в нас, бесплодные, зашедшие в нас в тупик Марфа и Мария, сила созерцания и сила творчества, сетуют над тем, что умер друг Господень Лазарь.

   И минутами близко-близко к нам подходит Господь, и мы готовы, как Марфа, воскликнуть: Господи, зачем Тебя не было здесь в момент, когда решалась борьба между жизнью и смертью, в момент, когда Лазарь еще был жив — только поражен насмерть, и мог бы быть удержан в этой жизни! Если бы Ты был здесь, он не умер бы... — И слышим Его слово: Веришь ли ты, что он воскреснет? — И мы тоже, как Марфа, готовы сказать: Да, Господи, — в последний день...

   Но когда говорила Марфа, она сказала это с такой надеждой: Я всегда веровала, что Ты — Господь, и я верую, что Лазарь воскреснет в последний день!.. А мы говорим это печально, грустно: Да, в последний ден воскреснет, когда уже, как говорит Великий канон, кончится жизни торжество, когда уже будет поздно на земле творить, когда будет поздно жить верой и надеждой и ликованием нарастающей любви...

   Но Господь и нам говорит, как ей; говорит нашей безнадежности, как сказал ее совершенной надежде: Я — воскресение и жизнь! И если кто в Меня верует, если бы и мертв был — воскреснет...

   И тут хочется вспомнить еще другое: Марфа не знала, что за три дня до этого Христос Своим ученикам говорил, что насмерть болен Его друг, не знала, что Он дал ему умереть, чтобы он воскрес, но уже богатый таким опытом, такой победой Божией, что уже ничто не могло его поколебать...

   Пришел Господь и повелел Лазарю встать из мертвых: вот образ для нас. В каждом из нас он лежит — умерший, побежденный, окруженный нашим сетованием, часто безнадежным. А сегодняшнее Евангелие, на самой грани страстных дней, нам говорит: Не бойтесь! Я — воскрешение и жизнь! Тот друг Господень, который в вас жил, который в вас есть, который кажется безнадежно мертвым, от одного слова Моего может воскреснуть — и поистине воскреснет!

   И вот войдем в страстные дни с этой надеждой, с уверенностью, что мы идем к Пасхе, к переходу от временного к вечному, от смерти к жизни, от нашей пораженности к победе Господней. Войдем в страстные дни с трепетом о том, как нас возлюбил Господь и какой ценой Он нам дает жизнь, войдем уже теперь с надеждой, со светом и с радостью грядущего воскресения. Аминь.

 

Свет лампады перед образами,

Щебет птиц зовет рассвет встречать.

И повсюду, словно в Божьем Храме,

В воздухе разлита благодать.

 

Перезвон колоколов воскресный

В тихий час Великого Поста -

Скорый воскресения предвестник

На кресте распятого Христа.

 

И молитвы Всенощного бденья

Ветер, подхватив, уносит в даль.

Вербное святое воскресенье -

На душе отрада и печаль.

 

Теплится свеча пред образами,

Мир затих и ждет Благую Весть.

Капли с вербы падают слезами,

И струится Божий свет с небес...

 

Марина Жиделева

 

 

 

Праздник Входа Господня в Иерусалим (Вербного воскресения) - это один из самых трагических праздников церковного года.

 

Казалось бы – все в нем торжество - Христос вступает в Святой Град, встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом. Но та же самая толпа, которая сегодня кричит «Осанна Сыну Давидову!», в несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия. Перенесемся духом в те страшные дни, когда Бог смертью Единородного Своего Сына одержал победу над тьмой и спас нас от власти смерти, греха, диавола. Осознаем, что Христос умер, потому что преступники мы.

Митрополит Антоний Сурожский

На исходе сил на пороге Страстной седмицы  ЧИТАТЬ...

 

Тропарь (первая молитва праздника)

Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы победы знамения носяще, Тебе Победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен Грядый во Имя Господне.

 

Кондак (вторая молитва праздника)

На престоле на небеси, на жребяти на земли носимый, Христе Ббже, Ангелов хваление и детей воспевание приял еси зовущих Ти: благословен еси, грядый Адама воззвати.

 

Во всем христианском мире последнее воскресение перед Пасхой называется Вербным воскресением. В этот день вспоминают верующие, как за шесть дней до своих страданий и смерти Христос вошел в Святой город и встречен был восторженной толпой.

   Вот рассказ Евангелия: «И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: Пойдите в селение, которое прямо перед вами, и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязавши, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу, и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное чрез пророка, который говорит: Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение, и говорили: Кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, пророк из Назарета Галилейского. И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме. И опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей. И говорил им: Написано: Дом Мой домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников. И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их. Видевши же первосвященники и книжники чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!», вознегодовали и сказали Ему: Слышишь ли, что они говорят? Иисус же говорит им: Да! Разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу? И оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провел там ночь» (Мф.21:1-17).

   Чтобы понять всю глубину смысла этого текста, чтобы почувствовать радость этого каждый год возвращающегося праздника — Вербного воскресения, нужно вспомнить прежде всего, что этот торжественный вход в Иерусалим был единственным очевидным торжеством на протяжении земной жизни Христа. Он не искал нигде и никогда ни признания, ни власти, ни славы, не искал даже элементарного житейского благополучия. «Лисицы имеют норы, — говорил Он, — и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф.8:20). На все попытки прославить Его Он всегда отвечал решительным отказом, и все Его учение было учением о смирении и кротости: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф.11:29). От рождения в пещере до позорной смерти на кресте рядом с уголовными преступниками — вся Его жизнь с нашей человеческой, земной точки зрения, по нашим нормам и мерилам была одной сплошной и трагической неудачей. И под конец даже те толпы, что следовали сначала за Ним, ожидая от Него чудес и исцелений, оставили Его, и тогда все, бросив Его, бежали.

   Надо понять, что в центре, в сердце христианской веры стоит, действительно, житейская неудача, трагедия, земной крах. И на это часто указывали, над этим часто издевались враги христианства, начиная с тех, что стояли у креста и издевались над страдающим на нем Человеком: «Спаси Себя Самого! Если Ты Сын Божий, сойди с креста» (Мф.27:40). Но Он не сошел, Он ничего не ответил им… А потом так же издевались Вольтер и представители так называемого Просвещения, а еще позже — Ницше и его последователи, носители идеи сверхчеловека. И, наконец, в наши дни — бесчисленные кандидаты философских наук, пишущие по указу свыше популярные антирелигиозные брошюры.

   Надо прибавить, что иногда и сами верующие забывают об этом центральном парадоксе своей веры и приписывают Христу ту земную силу, мощь, власть и успех, от которых Он так решительно отказывался; и они легко забывают страшные слова Евангелия: «Начал скорбеть и тосковать» (Мф.26:37). Но тогда совсем особенное, ни с чем не сравнимое значение приобретает это единственное земное торжество, прославление Христа, которое Он Сам вызвал, которого Он Сам хотел — «весь город пришел в движение» (Мф.21:10). Мы знаем, что те слова, которые кричала толпа: «Осанна Сыну Давидову», что те символы, которыми она окружала Христа: пальмовые ветви, — все это «пахло» политическим восстанием, все эти символы относились по традиции к Царю, означали признание Христа Царем и отрицание правительства. «Не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?» (Мф.27:13) — спрашивали Христа представители власти. И тут Христос не отрекся от этой хвалы, не сказал, что это ошибка; итак, Он хотел этого торжества накануне предательства, измены, страданий и смерти. Он хотел, чтобы хотя бы на несколько мгновений, хотя бы в одном только городе люди увидели и признали и провозгласили, что подлинная власть и сила и слава не у тех, кто внешней силой и мощью получает ее, а у Того, кто не учил ничему кроме любви, подлинной внутренней свободы и подчинения только высшему и Божественному закону совести.

   Этот вход в Иерусалим означал развенчание раз и навсегда власти силы и принуждения, власти, нуждающейся для своего сохранения в безостановочном самовосхвалении. На несколько часов в Святом городе просияло царство света и любви, и люди узнали и приняли его. И, самое важное, никогда не смогли до конца забыть о нем. Создавались и падали огромные империи, завоевывались и отвоевывались целые государства, достигали неслыханной власти, неслыханной славы всевозможные вожди и владыки — и потом исчезали, погружались в темное небытие. «Какая слава на земле стоит тверда и непреложна?» — спрашивает поэт2, и мы отвечаем: никакая. А вот царство этого нищего, бездомного Учителя стоит и светит все той же радостью, все тем же обещанием. И не только раз в году, на Вербное воскресение, но всегда, действительно во веки веков. «Да приидет Царствие Твое» (Мф.6:10) — молятся христиане, и оно все время приходит, все время побеждает, сколь бы незаметна, невидима ни была бы эта победа в грохоте земных и преходящих побед.

протопресвитер Алексан

Праздник входа Господня в Иерусалим.

 

Это вход довольно долгий. Потому что Христос Спаситель идет через всю святую землю. Это Его крестный ход начинается. Он идет с учениками, Он останавливается в одном месте, где виден Иерусалим, и начинает плакать над Иерусалимом. Оплакивает его, оплакивает и говорит: «Как Я хотел собрать вас всех, как наседка собирает своих птенцов, но вы не захотели».

Плачет над всеми этими людьми.

 

Господь входит в храм.

 

Входит в храм, и что же первое, что Он видит, и что Он делает? Он видит, до чего опустилось все в храме духовно. До чего дошли люди, стали вместо того, чтобы быть проповедниками Царства Божия и Спасения, торгашами земными. Использовали храм в основном как самоцель для того чтобы как можно больше прибыли земной получить.

 

И тогда Христос Спаситель оказывается впервые грозным судьей. Тем, которым Он станет в конце веков, когда уже придет на страшный Суд, когда все мы будем разделены. Вот Он уже сейчас начинает быть таким судьей и изгоняет этих торгующих из храма.

 

И тогда к Нему приступают книжники-фарисеи, первосвященники, и говорят : «Какой властью Ты это делаешь?». А Он говорит: “Если бы вы знали какой властью Я это делаю, вы бы не делали то, что вы делаете сейчас”. И вот это был момент полного расхождения между Ветхим и Новым заветом. Между старым, уже уходящим миром и новым – приходящим, который несет с собой свет Евангелия и Евангельского нового светлого благодатного закона и новой благодатной жизни, которая ведет ко спасению.

 

Придет момент, когда те же люди, которые пели «Осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне», когда Христос взял молодого осленка и мать его и на осле въехал торжественно, как царь в Иерусалим – Царь небесный, но все же в Иерусалим, то вот тот же самый народ через шесть дней в Великую пятницу вместо этих слов «Благословен Грядый во имя Господне» будет кричать: «Распни, распни Его!».

 

Но там не будет кое-кого, кто с радостью бежал и встречал Христа Спасителя в этот день входа Господня в Иерусалим.

 

Детей не будет в Великую Пятницу.

 

Дети не участвуют в распинании Христа. Дети только радостно приветствуют Христа.

 

И это тоже не случайно. Будьте как дети, – сказал Христос всем, – без этого вы не войдете в Царство Небесное.

 

Владыка Василия Родзянко

Вход Господень в Иерусалим

 

Автор – монах Варнава (Санин)

 

Одеждою и пальмами украшена дорога.

Какое ликование, какая благодать!

Детская молитваТоржественно, со славою встречают люди Бога,

Чтобы потом Его… распятию предать!..

 

И мы сегодня Господа встречаем в нашем храме.

А так, как пальму южную нельзя найти в лесу,

Я вербовые веточки с пушистыми комками

Букетиком по улице в руках своих несу!

 

Вокруг весна-красавица, но в облаках тревожно.

Такую встречу Господа я не пойму никак.

И я прошу с молитвою, что если это можно.

Пускай на этом празднике отныне будет так:

 

Одеждою и пальмами украшена дорога.

Какое ликование, какая благодать!

Торжественно, со славою встречают люди Бога,

Чтоб в этот раз принять Его и больше не предать!

 

Фильм "ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ" - из цикла "Двунадесятые праздники", рассказывающий о последнем перед Святой Пасхой главном православном празднике - Вербном воскресенье.

 

 

Серафима Блонская, "Девочки" ("Вербное воскресенье")

Вербное Воскресение. Светлана Юрьевна Моторина

Калинин М. Вербное воскресение

Вербное воскресенье: правда и выдумки

Один из самых популярных вопросов наступающих дней — что делать с освящённой вербой? Об этом, а главное — о том, что делать в Вербное воскресенье с самим собой, в нашей беседе с благочинным Енакиевского округа, настоятелем Николаевского храма в Веровке протоиереем Владимиром Волосовым.

 

В это воскресенье Церковь празднует Вход Господень в Иерусалим, или Неделю ваий. В народе этот праздник известен как Вербное воскресенье. Суть праздника раскрывает первое его название. В этот день мы не только вспоминаем, но и таинственным образом участвуем в событиях, которые происходили две тысячи лет назад. Для нас с вами именно сегодня Господь входит в Иерусалим, восходя на путь добровольных страданий и смерти, которые Он принимает за род человеческий.

 

Исполняя пророчество, Христос въезжает в город на осле, и встречают Его как Царя Израилева. Он — Тот, о Ком проповедано было ещё Адаму во время изгнания из Рая. Бог сказал ему, что придёт время, когда «Cемя жены сотрёт главу змия» (Быт. 3:15). Иисус Христос — тот Царь, Который по праву занимает трон Давида.

 

Ветхозаветный Израиль жил ожиданием Мессии, и в этот день все мы присоединяемся к тем людям, что встречали Долгожданного, вопия: «Осанна в вышних! Благословен Грядый во имя Господне!» Как выражали свой восторг, почтение и любовь эти люди, встречающие Спасителя рода человеческого? — Из евангельских текстов мы знаем, что они постилали перед Ним свои одежды и вайи — ветви финиковых пальм.

 

Когда мы приходим в храм в Вербное воскресенье, я ещё раз подчеркну, мы соучаствуем тем давним событиям, потому что в храме происходит не просто воспоминание о событиях из жизни Христа, но таинственное прикосновение к происходящему в те дни.

 

Что же до вербы — то не только в память о тех, кто постилал пальмовые ветви пред Христом, но и как соучастники великого события люди на Руси приносили в храм веточки вербы, которые на тот момент только расцветали. И здесь очень важно отметить вот что: в тексте молитвы, произносимой священником, нет ни слова об освящении самой вербы. Говорится об освящении людей, которые в этот день принесли вербу!

 

К сожалению, годы гонений на Церковь не прошли даром: суть праздника для многих свелась только лишь к освящению вербы. С ней связано бесчисленное количество суеверий и нездоровых выдумок, не имеющих никакого отношения к Православию, а часто — и противных ему.

 

Так как же лучше провести этот день? — Вместо того, чтобы сосредотачиваться на вербе и том, что с ней делать (стегать ею, есть её или ещё какие глупости), лучше всей семьёй пойти в храм, помолиться, по возможности — подготовившись, причаститься Святых Христовых Таин.

 

Нужно центр нашего внимания перенести с вербы на храм и всё, что там в этот день происходит, на Христа, вокруг Которого сосредоточена жизнь Церкви. Главное — это Христос. А что касается куличей, вербы, освящаемых плодов — то они никакого сакрального, таинственного значения не имеют.

 

Как относиться к освящённым веточкам, что сними делать? — Они должны напоминать о празднике и о Боге. Можно сохранить вербу сухой, можно поставить в воду и посадить, когда она пустит корни, но важно знать: Церковь никак не оговаривает этот вопрос, и каких-то особых предписаний в этой связи нет.

 

Принципиальные вопросы — это прийти в храм, помолиться, попоститься, так как праздник этот приходится на дни Великого поста и предваряет особое время жизни Церкви — Страстную Седмицу. С понедельника каждый день этой недели будет именоваться Великим: Великий понедельник, Великий вторник и т.д. Это очень важное время, в которое мы вспоминаем и переживаем поистине великие дни, когда Христос претерпел страдания за всех нас.

 

Людям сложно молиться, бороться с собой — это требует усилий, этого не хочется. А вот постегать кого-то вербой — дело нескольких секунд. Конечно, удобнее верить, что можно изменить жизнь или исцелиться таким простым способом. Но в реальности он не работает… Хотелось бы, чтобы люди это помнили. А также — не верили различным суевериям, связанным с этим праздником.

 

Был у меня в практике такой случай. Летом подходит ко мне девушка и рассказывает, что весной приходила в наш храм, освятила там вербу, а после посадила пустившие корни ростки. Волновало же её услышанное поверье о том, что, когда ствол посаженной вербы вырастет величиной с черенок лопаты, ей (девушке) выкопают могилу. Что сказать?

 

Понятно, что в советские годы нас учили ничему не верить и отрицать всякие чудеса. А сейчас люди верят во всё!.. И ведь видно, что человек образованный, грамотный. Но — задаёт абсолютно абсурдные вопросы. Предложил ей просто подумать над тем, что она говорит. Нам ведь Бог дал голову не только для того, чтобы шляпы и платочки носить!

 

От редакции добавим…

 

Вообще, с вербой связано просто огромное количество суеверий.

 

Перечисляя их, хочется подчеркнуть: это именно суеверия, ничего общего с Православием не имеющие! И потому НЕ нужно:

 

есть почки освящённой вербы, дабы выйти замуж, забеременеть или иметь много детей;

хлестать кого бы то ни было вербой во обретение здоровья на целый год или с надеждой скорого выхода замуж;

верить, что сохранённая верба защитит дом от пожаров;

верить в то, что освященная верба, брошенная против ветра, прогоняет бурю, брошенная в пламя — останавливает действие огня, а воткнутая в поле — сберегает посевы;

класть кусочек освященной вербы покойнику в гроб;

в случае града выбрасывать ветки освящённой вербы за окно — дабы град прекратился;

верить бабушкиным сказкам о том, что старая верба — это прибежище чертей, водяных и прочей нечисти, и потому освящать можно только ветви вербы молодой;

считать старую вербу проклятым деревом, так как из неё якобы были сделаны гвозди для креста, на котором был распят Христос;

верить, что нечистые силы весной спасаются на вербе от поздних холодов, а после Вербного воскресенья они падают прямо в воду, поэтому с Вербного воскресенья и до самой Пасхи черпать воду под вербой нельзя;

использовать освящённую вербу как средство увеличения количества молока у кормящих — как четырёх-, так и двуногих — и как средство увеличения количества мозгов у представителей Homo Sapiens любого пола и возраста.

Подготовила Екатерина Щербакова

 

Сайт Горловской епархии Украинской Православной Церкви

 

 Азбука Веры Семья и Вера
ПРАВОСЛАВНЫЙ ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ Русская Православная Церковь